Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

бродяга

Злободневные цитаты

Валерий Фрумкин написал статью к 90-летию
(1924-2014) Б.Окуджавы.

В ней много замечательных цитат.
Вот они:

.И с грустью озираю землю эту,
Где злоба и пальба.
И кажется, что русских больше нету,
А вместо них - толпа.
©Б.Окуджэва

Дворянство, литераторы, ученые и даже ученики повально заражены: в их соки и ткани всосался патриотический сифилис.
© Александр Герцен "Колокол", 1864

Из Окуджавы:

Я живу в ожидании краха,
унижений и новых утрат.
Я, рождённый в империи страха,
даже празднествам светлым не рад.

Всё кончается на полуслове
раз, наверное, сорок на дню...
Я, рождённый в империи крови,
и своей-то уже не ценю.



Вы говорите про Ливан...
Да что уж тот Ливан, ей-богу!
Не дал бы Бог, чтобы Иван
на танке проложил дорогу.
Когда на танке он придёт,
кто знает, что ему приспичит,
куда он дула наведёт
и словно сдуру что накличет...

Когда бы странником - пустяк,
что за вопрос - когда б с любовью,
пусть за деньгой - уж лучше так,
а не с будёнными и с кровью.
Тем более что в сих местах
с глухих столетий и поныне -
и мирный пламень на крестах,
и звон малиновый в пустыне.
Тем более что на Святой
Земле всегда пребудут с нами
и Мандельштам, и Лев Толстой,
и Александр Сергеич сами.

" Я и раньше знал, что общество наше деградировало, но что до такой степени - не предполагал. Есть отдельные достойные сохранившиеся люди, но что они на громадную толпу?.. Не хочется ни торопиться, ни участвовать в различных процессах, происходящих в обществе. Хочется тихо, молча, смакуя, не озираясь, не надеясь, не рассчитывая..."-

Это - из его письма осени 1989 года.

Стихотворение, первая строфа которого появилась в "Вечерней Москве" 4 февраля 1991 года:

Ребята, нас вновь обманули,
опять не туда завели.
Мы только всей грудью вздохнули,
да выдохнуть вновь не смогли.

Мы только всей грудью вздохнули
и по сердцу выбрали путь,
и спины едва разогнули,
да надо их снова согнуть.

Ребята, нас предали снова,
и дело как будто к зиме,
и правды короткое слово
летает, как голубь во тьме.

"- Булат Шалвович, что кажется Вам самой страшной бедой нашей страны?" - спросил у поэта в 1992 году журнал "Столица". Ответил он так:
"- То, что мы строили противоестественное, противоречащее всем законам природы и истории общество и сами того не понимали. Более того, до сих пор по-настоящему степень этой беды мы не осознали... Мы по-прежнему не умеем уважать человеческую личность, не умеем видеть в ней высшую ценность жизни, и пока всё это не будет у нас в крови, ничего не изменится, психология большевизма будет и дальше губить нас и наших детей. К сожалению, она слишком сильна и разрушительна и необыкновенно живуча..."
*

Нашему дикому обществу нужен тиран во главе?
Чем соблазнить обывателя? Тайна в его голове,
в этом сосуде, в извилинах, в недрах его вещества.
Скрыт за улыбкой умильною злобный портрет большинства...



Хрипят призывом к схватке глотки,
могилам братским нет числа,
и вздёрнутые подбородки,
и меч в руке, и жажда зла.

Победных лозунгов круженье,
самодовольством застлан свет...
А может, надобно крушенье
чтоб не стошнило от побед?

Нам нужен шок, простой и верный,
удар по темечку лихой.
Иначе - запах ада скверный
плывёт над нашей головой.

23 июня 1995 года, стоя перед микрофоном на парижской сцене, Окуджава отвечал на вопрос, как он относится к войне в Чечне. Поэт назвал её "страшным явлением, которое будет помниться много, много десятилетий, если не столетий... Этот маленький народ, в котором нет даже миллиона,- допустим, он даже очень-очень самовлюблённый и очень сложный,- всё-таки надо считаться с национальной психологией... Тем более - такого маленького
народа.(Аплодисменты) А его в прошлом веке в течение 50 лет уничтожали... В этом веке в 44-м году выслали весь народ на гибель. И сейчас опять уничтожают. Ну что такое? Неужели российская власть не может самоутвердиться другим способом? Неужели для этого нужно убивать своих же
сограждан?"



Меня удручают размеры страны проживания.
Я с детства, представьте, гордился отчизной такой.
Не знаю, как вам, но теперь мне милей и желаннее
мой дом, мои книги, и мир, и любовь, и покой.




Мне русские милы из давней прозы
и в пушкинских стихах.
Мне по сердцу их лень, и смех, и слёзы,
и горечь на устах.

Мне по сердцу их вера и терпенье,
неверие и раж...
Кто знал, что будет страшным пробужденье
и за окном - пейзаж?

Что ж, век иной. Развенчаны все мифы.
Повержены умы.
Куда ни посмотреть - всё скифы, скифы, скифы.
Их тьмы, и тьмы, и тьмы.


"Мы больны, у нас дикое, больное общество.Оно живёт ещё старыми стереотипами, старой структурой. Оно не может жить энергично, по-новому.
Оно учится этому, привыкает. С болью, с кровью, с ужасом."
(На концерте в Киеве, 1990.)

"Мы семьдесят лет деградировали, дичали. Знаете, есть замечательный пример из Библии. Когда Моисей уводил евреев из египетского плена, он вёл их сорок лет вместо пяти дней, чтобы вымерло поколение, которое было рабами, и чтобы появились люди, свободные от чувства рабства. А мы - не просто рабы, которые страдают от тягот, мы - профессиональные рабы, которые гордятся своим рабством..."
(Из интервью в Донецке, февраль 1991.)


Нет, не от гриппа или умопомрачения,
не на фронте, не от пули палача -
как обидно умереть от огорчения,
раньше времени растаять, как свеча...



Ничего, что поздняя поверка.
Всё, что заработал, то твоё.
Жалко лишь, что родина померкла,
что бы там ни пели про неё.



Дойдя до края озверения,
в минутной вспышке озарения,
последний шанс у населения -
спастись путём переселения.
бродяга

СЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ БЕЗ ОКУДЖАВЫ. Неизвестное телеинтервью.

Оригинал взят у ae_krylov в СЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ БЕЗ ОКУДЖАВЫ. Неизвестное телеинтервью.
Интервью вёл Владимир Кара-Мурза. 27 февраля 1995 г., Переделкино. Оператор Игорь Ковригин. Фрагментарно беседа была показана в телепередаче НТВ "Герой дня" в июне 1997 года. Окуджава читает стихотворение "Мне русские милы из давней прозы..." Полная редакция публикуется с любезного разрешения журналиста.


бродяга

Большая разница -Виктор Суворов

У Гитлера красный флаг. И у Сталина красный флаг.
Гитлер правил от имени рабочего класса, партия Гитлера называлась рабочей. Сталин тоже правил от имени рабочего класса, его система власти официально именовалась диктатурой пролетариата
Гитлер ненавидел демократию и боролся с ней. Сталин ненавидел демократию и боролся с ней.
Гитлер строил социализм. И Сталин строил социализм.
Гитлер считал свой путь к социализму единственно верным, а все остальные пути извращением. И Сталин считал свой путь к социализму единственно верным, а все остальные пути – отклонением от генеральной линии.
Соратников по партии, которые отклонялись от правильного пути, таких как Рем и его окружение, Гитлер беспощадно уничтожал.
Сталин тоже беспощадно уничтожал всех, кто отклонялся от правильного пути.
У Гитлера четырехлетние планы. У Сталина – пятилетние.
У Гитлера одна партия у власти, остальные в тюрьме.
И у Сталина одна партия у власти, остальные в тюрьме.
У Гитлера партия стояла над государством, страной управляли партийные вожди.
И у Сталина партия стояла над государством, страной управляли партийные вожди
У Гитлера съезды партии были превращены в грандиозные представления.
И у Сталина – тоже.
Главные праздники в империи Сталина 1 мая, 7–8 ноября.
В империи Гитлера – 1 мая, 8–9 ноября.
У Гитлера – Гитлерюгенд, молодые гитлеровцы.
У Сталина – комсомол, молодые сталинцы.
Сталина официально называли фюрером, а Гитлера – вождем. Простите. Сталина – вождем, а Гитлера – фюрером. В переводе это то же самое.
Гитлер любил грандиозные сооружения. Он заложил в Берлине самое большое здание мира – Дом собраний. Купол здания – 250 метров в диаметре. Главный зал должен был вмещать 150–180 тысяч человек.
И Сталин любил грандиозные сооружения. Он заложил в Москве самое большое здание мира – Дворец Советов. Главный зал у Сталина был меньше, зато все сооружение было гораздо выше. Здание высотой 400 метров было как бы постаментом, над которым возвышалась стометровая статуя Ленина. Общая высота сооружения – 500 метров. Работа над проектами Дома собраний в Берлине и Дворца Советов в Москве велась одновременно.
Гитлер планировал снести Берлин и на его месте построить новый город из циклопических сооружений.
Сталин планировал снести Москву и на ее месте построить новый город из циклопических сооружений.
Для Германии Гитлер был человеком со стороны. Он родился в Австрии и почти до самого момента прихода к власти не имел германского гражданства.
Сталин для России был человеком со стороны. Он не был ни русским, ни даже славянином.
Иногда, очень редко, Сталин приглашал иностранных гостей в свою кремлевскую квартиру, и те были потрясены скромностью обстановки: простой стол, шкаф, железная кровать, солдатское одеяло.
Гитлер приказал поместить в прессе фотографию своего жилища. Мир был потрясен скромностью обстановки: простой стол, шкаф, железная кровать, солдатское одеяло. Только у Сталина на сером одеяле черные полосочки, а у Гитлера – белые.
Между тем в уединенных местах среди сказочной природы Сталин возводил весьма уютные и хорошо защищенные резиденции-крепости, которые никак не напоминали келью отшельника.
И Гитлер в уединенных местах среди сказочной природы возводил неприступные резиденции-крепости, не жалел на них ни гранита, ни мрамора. Эти резиденции никак не напоминали келью отшельника.
Любимая женщина Гитлера, Гели Раубал, была на 19 лет моложе его. Любимая женщина Сталина, Надежда Аллилуева, была на 22 года моложе его.
Гели Раубал покончила жизнь самоубийством. Надежда Аллилуева – тоже.
Гели Раубал застрелилась из гитлеровского пистолета. Надежда Аллилуева – из сталинского.
Обстоятельства смерти Гели Раубал загадочны. Существует версия, что ее убил Гитлер.
Обстоятельства смерти Надежды Аллилуевой загадочны. Существует версия, что ее убил Сталин.
Гитлер говорил одно, а делал другое. Как и Сталин.
Гитлер начал свое правление под лозунгом «Германия хочет мира». Затем он захватил половину Европы.
Сталин боролся за «коллективную безопасность» в Европе, не жалел на это ни сил, ни средств. После этого он захватил половину Европы.
У Гитлера – гестапо. У Сталина – НКВД.
У Гитлера – Освенцим, Бухенвальд, Дахау. У Сталина – ГУЛАГ.
У Гитлера – Бабий Яр. У Сталина – Катынь.
Гитлер истреблял людей миллионами. И Сталин миллионами.
Гитлер не обвешивал себя орденами. И Сталин не обвешивал.
Гитлер ходил в полувоенной форме без знаков различия.
И Сталин – в полувоенной форме без знаков различия.
Сталин без бороды, но со знаменитыми усами. Гитлер без бороды, но со знаменитыми усами.
В чем же разница?
Разница в форме усов.

Виктор Суворов
бродяга

Вот и прозвучал могучий голос деятелей культуры

Оригинал взят у avmalgin в Вот и прозвучал могучий голос деятелей культуры
Деятели российской культуры вносят свой посильный вклад в аннексию Крыма.



Снимок экрана 2014-03-11 в 19.33.29

Письмо подписали, в частности:

Антонова И.А., президент ГМИИ им. А.С.Пушкина.

Бабкина Н.М., народная артистка России.

Баталов А.В., народный артист РСФСР.

Башмет Ю.А., народный артист СССР.

Безруков С.В., народный артист России.

Бондарчук Ф.С., режиссер.

Бондарчук Н.С., заслуженная артистка России.

Бортко В.В., народный артист России.

Боярский М.С., народный артист РСФСР.

Бурляев Н.П., народный артист России.

Бутман И.М., народный артист России.

Газманов О.М., народный артист России.

Гергиев В.А., художественный руководитель Государственного академического Мариинского театра.

Говорухин С.С., народный артист России.

Гордеев В.М., народный артист СССР.

Грачевский Б.Е., руководитель детского киножурнала «Ералаш».

Кара Ю.В., сценарист.

Лановой В.С., народный артист СССР.

Лещенко Л.В., народный артист РСФСР.

Лунгин П.С., народный артист России.

Мацуев Д.Л., народный артист России.

Пореченков М.Е., заслуженный артист России.

Расторгуев Н.В., народный артист России.

Сенчина Л.П., народная артистка России.

Соломин Ю.М., художественный руководитель Государственного академического малого театра России.

Спиваков В.Т., народный артист СССР.

Табаков О.П., художественный руководитель МХТ им. А.П.Чехова.

Талызина В.И., народная артистка России.

Теличкина В.И., народная артистка России.

Фокин В.В., народный артист России, художественный руководитель Александринского театра.

Хазанов Г.В., народный артист РСФСР.

Церетели З.К., президент Российской академии художеств.

Цискаридзе Н.М., народный артист России.

Чурсина Л.А., народная артистка СССР.

Шахназаров К.Г., генеральный директор киноконцерна «Мосфильм».

ОТСЮДА

Это еще что. В Твиттере пишут, что в сегодняшней передаче "Спокойной ночи, малыши" Филя записывался в армию.



___________________________________________________________
stroler^А мне вспомнилось написанное А.П.Чеховым:
"Я не верю в нашу интеллигенцию, лицемерную, фальшивую, истеричную, невоспитанную, ленивую, не верю даже. когда она страдает и жалуется, ибо ее притеснители выходят из ее же недр. Я верю в отдельных людей, я вижу спасение в отдельных личностях, разбросанных по всей России там и сям - интеллигенты они или мужики, - в них сила, хотя их и мало." (Письмо Н.И.Орлову, 22 февраля 1899 г.)."
бродяга

Жил был король когда-то...

Оригинал взят у stranger9 в Жил был король когда-то...
Оригинал взят у arktal в Жил был король когда-то...
Оригинал взят у tataole в post

Вообще мифы часто бывают лучше реальности, ибо миф – это та же реальность, но сверхконцентрированная, прошедшая тысячи фильтров и отшлифовок в головах множества людей и выпорхнувшая оттуда абсолютной жар –птицей всечеловеческого сознания. Однако это не значит, что в угоду мифу можно искажать историю. Правда всегда важнее. Она может быть проще, грубее, скучнее и хуже, но она - правда.

И мне кажется, что правильнее всего – учиться совмещать. Причем учиться с детства.
Вот, детки, это – то, что было в реальности. А теперь посмотрим, какая красотища из этой реальности произросла.
Усваивать, так сказать, «историю 1» и «историю 1 бис».
Потому что именно в синтезе они лучше всего воссоздают человеческое бытие.

Взять, например, любимый мною «датский миф». Начать, пожалуй, лучше всего, будет с капель.

«Каплями датского короля» именовалась популярная в 19-м-начале 20 века лакричная микстура, применяемая при кашле. Всякие пектуссины – это ее прямые наследники. Тогда вообще много снадобий носили «царские титулы», порошки венгерских королев всякие, одеколоны императрицы Евгении и т.д. Вроде как до 30-х годов 20 века они выпускались в СССР, в Европе их перестали делать, кажется, еще раньше .

А после второй мировой словосочетание «датский король»» приобрело новое, крайне важное звучание. Все началось с речи монарха, носящего этот титул, Кристиана X , который в 1943, выступая в копенгагенской синагоге, сообщил, что если оккупационные власти Германии потребуют от еврейских граждан Дании носить желтые звезды – то лично он, король, и вся его семья нашьют этот символ на свои костюмы.

Надо сказать, что датчане вообще повели себя очень твердо в отношении еврейского вопроса – Дания оказалась одной из немногих завоеванных гитлеровцами стран, в которых евреям удалось в абсолютном большинстве выжить – их прятали, их защищали, их контрабандой вывозили в Швецию датские рыбаки, король обещал личную защиту каждому еврею – так что за все годы оккупации гитлеровцам удалось истребить всего лишь 120 датских евреев – ничтожный процент от общего числа. Но королю не пришлось нашивать на мундир звезды - оккупационные власти так и не решились ввести соответствующие законы. Было сочтено, что это несвоевременно и нецелесообразно, ибо вызовет слишком сильное общественное недовольство.

История эта сама по себе прекрасна , но человеческому воображению требовалось больше. Так возник весьма растиражированный миф о том, что король –таки прогулялся по улицам Копенгагена с желтой звездой на груди, после чего желтые звезды нашили уже все датчане…

И именно этому мифу посвящена одна из песен Окуджавы «Капли датского короля», которую я лично считаю одной из сильнейших русских поэтических работ 20 века. Именно потому, что эта, такая незамысловатая на первый взгляд песенка возведена на двух мощнейших фундаментах - Мифе и Правде.





RIP

Дмитрий Быков об Алексее Германе

-

О Германе можно и нужно говорить много, и говорить будут, потому что его творческий метод по-прежнему загадочен, к босховскому абсурду далеко не сводится и у разных людей вызывает полярные оценки. Одним кажется, что мир Германа — прекрасный страшный сон, другие полагают, что его творчество выносит приговор русской цивилизации, третьи считают, что этот мрачный, а иногда веселый и почти беззаботный гротеск никакого отношения не имеет ни к русским, ни к цивилизации, а представляет собою новый способ фиксации бытия, с остранением даже более радикальным, чем толстовское. Как еще может воспринять март 1953 года иностранный корреспондент, ничего тут ни в чем не понимающий, искренне удивленный тем, что его все боятся и даже спускают с лестницы? Как еще может увидеть все это мальчик, который ненавидит и стыдится себя, подросток, внутри и вокруг которого происходит нечто стыдное и непостижимое? В кадре очень много всего, фонари светят, снег идет, за стеной дерутся, чайник дымится, сумасшедшая старуха повторяет: «Сны... сны...» Все время кого-то бьют. Камера фиксирует эти разнонаправленные передвижения абсолютно беспристрастно, герои периодически на нее оборачиваются и смотрят в нее то с ужасом, то с ненавистью, а то просто подмигивают или крутят пальцем у виска. Им непонятно, кто все это снимает. Зрителю тоже непонятно. Герман вообще был непонятен, Тарковский гораздо проще и гармоничнее. Вот почему Тарковского пересматривали и будут пересматривать, а что будет с наследием Германа в наступающие Темные Века — я не очень представляю. Говорить, что великий, — будут обязательно, но ведь и про Джойса говорят, а многие ли читают?
Но меня занимает сейчас феномен позднего долгостроя или, я бы сказал, иссякание импульса. В двадцатые годы не один только Шолохов демонстрировал фантастическое скорописание, хотя одного только Шолохова заподозрили в плагиате. А между тем Леонов с 1924 по 1929 год написал три романа, главный из которых — «Вор» — вообще непредставимая вершина для двадцатисемилетнего прозаика. Бабель выпустил все, что составило его будущую славу, и почти ничего к этому корпусу не прибавил (кроме очень хорошей пьесы «Мария»). Федин написал отличный роман «Города и годы» и вполне еще приличных «Братьев». Алексей Толстой за пять лет написал первые два романа «Хождения по мукам». А дальше все иссякает: Леонов пятьдесят лет пишет «Пирамиду» (успевает все-таки выпустить за полгода до смерти). Шолохов сорок лет не может закончить «Они сражались за Родину» и в семидесятые годы уничтожает написанное, а до того двадцать лет мучает второй том «Поднятой целины», довольно слабый. Федин тридцать лет вымучивает — и не домучивает — никому уже не нужный «Костер». Собственно, первым с проблемой столкнулся Горький — он всегда со всем сталкивался первым, быстро реагировал: закончить «Самгина» невозможно. И не только потому, что Горький не знает, как убить Самгина (Самгин, списанный с Ходасевича и задуманный как акт мести ему, живет не очень хорошо, а умирает всегда красиво: снобу не все равно, что о нем подумают, и Ходасевич в нищей парижской больнице, в прокаленной палате, умирает как герой). Нет: просто уже непонятно, зачем дописывать эту книгу. Читать ее будет некому. Все скажут, что гений, но читатель исчез, да и коллизия пропала. Время отменило ее.
Ужасна судьба художника, задумавшего великое полотно и нуждающегося в постоянном самоподзаводе, чтобы его закончить. Великие вещи без такого самоподзавода не делаются. Вот некоторые находят предлог похвалить советскую власть за то, что при советской власти и Хуциев снимал, и Герман, и Абдрашитов, — а после что? Но дело, конечно, не в прекрасности этой власти, а в том, что она давала импульс. Кому-то — импульс подличать, кому-то — импульс делать гениальное кино. Не в векторе было дело, а в масштабе. Гражданская война тоже не сахар, но во время революции и Гражданской войны в небе сделалась дырка и в землю ударил испепеляющий, все освещающий, всем видимый луч. И действие этого луча было таково, что несколько молодых людей стали гениями (кстати, замысел «Доктора Живаго» сформировался тогда же, а в сороковые-пятидесятые Пастернак мучился с этим романом десять лет). А потом небо плотно заволокло тучами — и не только над Россией. Без луча, без импульса писать очень трудно. Советские шестидесятые-семидесятые с их страшно напряженной внутренней жизнью тоже были таким импульсом, а потом они иссякли. И вот смотрите: Норштейн двадцать лет заканчивает «Шинель». Герман пятнадцать лет снимал «Трудно быть богом».
ВО ВРЕМЕНА, КОГДА ИССЯКАЕТ ИМПУЛЬС, НИКОМУ НИЧЕГО НЕ НУЖНО.
Абдрашитов семь лет не может запуститься. Данелия десять лет снимает мультфильм (скоро премьера), и это вещь отличная, но ремейк собственной давней картины — за новое он после «Фортуны» не брался. Хуциев десять лет не может закончить «Невечернюю». Мне возразят: снимает же Михалков! И я не стану спекулировать на том, что он, дескать, не художник: художник он. Но чтоон снимает? Он — лучшая иллюстрация к тому, что делает мастер без импульса, без действия этого спасительного луча: покажи кто-нибудь «Цитадель» тридцатилетнему Михалкову — он бы искренне не понял, что это такое вообще. Не думаю, что сегодня могли бы что-то снять Тарковский, Шукшин, Климов (Смирнов снял, но до этого тридцать лет молчал, и картина оказалась в итоге скорее продолжением семидесятнических споров, нежели качественно новым взглядом на русскую революцию; при этом она, конечно, очень хороша — но эстетика ее осталась эстетикой «Ангела»). С литературой, кстати, та же история: Солженицын двадцать лет заканчивал (и, по сути дела, не закончил) «Красное колесо». Последние тома эпопей Белова и Можаева оказались никем толком не прочитаны. Не представляю, что сегодня писал бы Трифонов — и что он стал бы после 1985 года заканчивать «Исчезновение», начатое с эпическим размахом. Борис Стругацкий нечеловеческим усилием закончил «Бессильных мира сего» — как раз об этом самом, о вырождении блистательно начинавших; и кончается этот роман тем, что Стэн Агре, гуру, делатель гениев, призывает к себе страшную девочку, умеющую только уничтожать и ненавидеть все. Пусть эта девочка задаст жару этому миру, потому что тогда опять рассеются тучи и ударит луч — а все остальное не имеет ровно никакого смысла.
Герману, вероятно, было очень трудно заканчивать «Трудно быть богом», она же «История арканарской резни». Сомнение в себе в таких случаях побеждает все прочие чувства, и даже величие собственного замысла не спасает. Картина была фактически закончена пять лет назад и тогда же показана критикам, оставалась ерунда, и эта ерунда тянулась бесконечно. Для того чтобы доделать и выпустить эту вещь, нужно было другое общество — ионизированное хоть чем-то. Дело в том, что эта ионизация, конечно, всегда ведет к серьезной травме, к кровопролитию иногда, к событиям пугающим и необъяснимым, — но в такие времена по крайней мере ясно, где зло, а где добро. Оно, конечно, никак не связано с красными или белыми — все хороши, — но есть личности масштабные, а есть ничтожные; есть последовательные, а есть непоследовательные. Сегодня ничто ничего не стоит, ни одно художественное высказывание не может претендовать на авторитетность, сложность искусства превратилась в минус — поскольку сложную вещь никто не будет смотреть либо читать, и она канет в пустоту. Во времена, когда иссякает импульс (гумилевцы сказали бы — пассионарный толчок), никому ничего не нужно.
В известном смысле эту ситуацию как раз исследует Герман в «Трудно быть богом» — там над Арканаром такая густая облачность, что сохранить в себе человеческие ориентиры практически невозможно. Все спутано — единственным героем кажется благородный разбойник Арата Красивый, на редкость неприятный тип. После серых пришли черные, небо было серым — а стало черным, и кажется уже, что пробить эту облачность не под силу никакому космолету. Тем более что и на Земле, в мире Полдня, все не слишком благополучно (на это, кстати, указывали поздние вещи Стругацких, хотя бы и «ВГВ»). Что может в этих обстоятельствах сделать Бог? «Где был любимый вами Бог?» — спрашивал Кушнер, и сам же отвечал: «Один возможен был бы Бог — идущий в газовые печи с детьми, под зло подставив плечи, как старый польский педагог». И Герман дает именно такой ответ: что может сделать в этом мире Румата? Стать основателем новой веры, а как основывается христианство и какова плата за это — на Земле хорошо знают. Этого Румату мы и видим в финале, и что с ним будет — тоже понимаем.
Сегодня, чтобы отстоять свои принципы, доказать их, заставить поверить, что они не пустой звук, — можно сделать только одно. И у Германа, видимо, был только один способ выпустить наконец свой фильм и заставить его понять — теперь мы все понимаем, чего он ждал.
Сработает ли?
Не знаю. Всегда срабатывало.
бродяга

"Тело Лениной живёт и побеждает"


Жизнь продолжает удивлять. Бывшая дикторша нашей телекомпании НТН Елена Поваляева, которой я когда-то безуспешно пенял за вульгарный макияж в эфире и совершенно неуместную для неё высоченную причёску "столбом", стала "светской львицей, писательницей и телеведущей Леной Лениной", а буквально .на днях ещё и французской графиней и миллионершей...

Многие новосибирцы хорошо помнят её в выпусках её собственной телепрограммы "Helen-video", которая и стала её стартом в качестве бизнес-вумен. Вот она - в центре группы новосибирских телеведущих:

О её писательских талантах говорить не стану - не читал, но, видимо, не случайно одну из её книг, содержащую откровенный плагиат, наградили в своё время "антипремией" (см. в Википедии о ней))
А вот то, что в полном соответствии с названием её эротического фотоальбома, "Тело Лениной живёт и побеждает" - это бесспорный факт.
бродяга

ЛИЦА ВСТРЕЧНЫХ - 5


Пак Вениамин Александрович, выпускник факультета энергетики НГТУ 1983 года..В 1999 году защитил кандидатскую диссертацию по психологии в Академии госслужбы при Президенте России, кандидат психологических наук. Трёхкратный чемпион СССР по каратэ, вице-президент и председатель тренерского комитета Всероссийской федерации каратэ-до.
Депутат Новосибирского областного Совета депутатов.