stroler (stroler) wrote,
stroler
stroler

Categories:

Милль пардон, - "Пепельница" (вариация 5-й части)

К истории "Пепельницы", которую мастерски и поочерёдно пишут kisochka_yu и tandem_bike
http://kisochka-yu.livejournal.com/64125.html
http://tandem-bike.livejournal.com/104224.html
http://kisochka-yu.livejournal.com/64425.html
http://tandem-bike.livejournal.com/105116.html


я, отнечеговвоскресеньеделать,без очереди и без спросу настучал вариант главки 5. Ничуть не хочу мешать плавному развитию событий, это именно - вариант, вариация, которой вполне можно пренебречь.

"Мама, прокуренная мама-профессор-вдова, была ужасно тронута. У сынули было чисто, и такой потрясающий подарок. Ничего он ей не дарил такого никогда, сыночек. Она даже прослезилась. Пепельницу перепаковала осторожно, и увезла с собой на поезде Амтрак в Бостон.

Прокуренная мама-профессор-вдова носила соломенного цвета причёску и фамилию покойного мужа , напоминающую редким в Америке знатокам русского кино известную русскую актрису, профессора ВГИКа и вдову знаменитого русского кинорежиссёра Бондарчука - Скобцева.. Ещё более редкие знатоки говорили даже, что они чем-то похожи., что Катерине Скобцевой несколько льстило. От изначально ненавистной ей первой буквы её полного русского имени Екатерина избавилась ещё в нежном отрочестве, получая советский паспорт.От Катерины уже легче было перейти к имени, которое носила другая знаменитая актриса – Денёв. Когда же её называли Кэтти на американский лад, ей это не нравилось, так как она находила в этом нечто оскорбительно-кошачье.. Поэтому она была несказанно довольна, когда её новый платонический бой-френд Фима , он же русскоязычный писатель Ефим Золотов, стал называть её сначала своей Музой, а потом просто Музой и даже Музкой. Она даже подумывала стать Музой и по документам, но побоялась, что её студенты, которым она преподавала довольно узкий, но богатый для развития воображения раздел высшей математики под названием «Теория вероятности», придумают ей какое-нибудь вульгарное прозвище. Лучше уж остаться для них «мисс Катрин»»…
Субботним утром Катерина-Катрин-Муза Скобцева, проснувшись на своей половине бывшей супружеской постели, вспомнила о подарке сына, вяло и безрезультатно пошевелила нейронами, пробуя применить к случившемуся теорию вероятности – поверить алгеброй дисгармонию жизни сына не удавалось - и прошла в гостиную, где на восьмигранном расписанном чёрными, красными, и золотистыми перламутровыми красками то ли игральном, то ли курительном столике, за которым они с Фимой обычно играли в покер, претворяя теорию вероятности в жизнь, красовалась неземной красоты чудо-пепельница.. Превозмогая желание тут же закурить натощак, Муза достала из холодильника и сунула в микроволновку блинчики, чтобы позавтракать ими с кленовым сиропом, и прошла в ванную Здесь, направив «зеркало души»» в обычное зеркало, она несколько раз повернула голову на 45 градусов в разные стороны, вздохнула и стала собирать в кучку расплывающиеся остатки былой привлекательности – сегодня был день Фиминого визита.
В прежней жизни Ефим Золотов гордо звался кинодраматургом и был членом Союза кинематографистов СССР. Жил он в московских Филях, за что его прозвали Ефимом Филини, а в киноархиве в подмосковных Белых Столбах до сих пор хранится немало фильмов, в титрах которых указано: «автор сценария Ефим Золотовников».Уже с билетами на самолёт в США в кармане, Фима отпраздновал в Доме кино премьеру своего последнего фильма, который в пику и в развитие темы нашумевшего тогда фильма С.Говорухина "Так жить нельзя", назвал "И ничего - живём..." И действительно, всё бы ничего, если бы не советская власть, которую Ефим ненавидел, как искандеровский Козлотур – коз
.Перебравшись в США, он урезал неудобо-длинную фамилию, но , поняв, что Голливуд по нему ещё долго не соскучится, так как его английский, которым он так гордился в Москве, тут означает просто незнание языка, непонимание пьес в театре , фильмов на кино- и телеэкране и в лучшем случае улавливание по отдельным словам смысла теленовостей, он стал искать – чем заработать на bread насущный.. По объявлению в газете поступил, несмотря на чудовищный язык, на курсы медбратьев, делающих уколы раствором радиоактивных изотопов для диагностирования и стал трудиться в госпитале, где и познакомился с пациенткой Катрин Скобцевой. Отвёл душу – поболтал по-русски. И захотелось ещё..
Так он обрёл свою Музу, став её платоническим бой-френдом. В первый год их дружбы – мало ли что? – она надевала сногсшибательно дорогое бельё. Но до постели дело не дошло - орган, укрепляемый Виагрой, у Фимы давно уже, в соответствии с высказыванием врача из русского анекдота, « и висел-то как-то неважно»…
В редкое свободное время он писал – и его издавали в России, да и в США как-то вышел его роман на русском в престижном для русскоязычных писателей издательстве «Либерти». Так что медбрат не без оснований считал себя теперь и писателем.
- Ты прочитала, Музка, мой рассказ? – прямо с порога спросил он..
- Какой рассказ?
- Я тебе выслал по э-мэйлу вчера.
- Нет, я вчера поздно вернулась – ездила к Андрею – и не успела заглянуть в почту.
- Прочитай, интересно что скажешь. Эта история была в действительности – великий чтец Яхонтов не брал в любовницы обожающую его красотку, потому что она была девственницей. Она съездила специально, чтобы лишиться её и стать его любовницей, к бывшему другу в другой город. Я перенёс эту историю на американскую почву и чуть развил. Почитай!
- Ну, не сейчас же! Почитаю, конечно, - Муза сходила за картами и они уселись в кресла за восьмигранный столик. Ефим, конечно, обратил внимание на пепельницу:
-Что-то новенькое тут у тебя. Откуда это произведение искусства?
- Не поверишь – Андрей подарил. Не иначе как двинулся рассудком в благоприятном направлении.. Впервые за всю нашу жизнь в Америке.
- Гм… А давай сегодня сыграем на интерес! Если ты выиграешь большинство партий – я плачу тебе 10 баксов, если выиграю я – мой приз –эта пепельница…
Никакой теорией вероятности нельзя объяснить то, что случилось дальше.Обычно в покер им везло с переменным успехом, а тут – чуть ли не в каждой партии Фиме приходили джокеры и пока Муза открывала скромные «тройки» и «две пары», он победоносно показывал то «стрит», то даже «стрит с ножкой», то «карэ», а то и вообще фантастичную «флешь-рояль».
Почему-то Музе не было жалко расставаться с только начавшей жизнь в её доме пепельницей. Она аккуратно упаковала её Фиме , а он небрежно бросил её на заднее сиденье своего шоколадного цвета «Ягуара» и ,дружески чмокнув Музу в щеку, завёл мотор, улыбнулся ей ещё раз и поднял тонированные стёкла на дверцах, увозя от Музы новый стимулятор творчества.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments